ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ

Терроризм.  За кадром.
Фильм 1

Терроризм.  За кадром.
Фильм 2

Звонок маме

Признаки

Что твое?


Иногда проповедники оказываются настоящими вербовщиками

Стоит ли ехать учиться в страны с повышенной террористической опасностью? Чтобы попытаться ответить на этот вопрос, журналист «КП на Северном Кавказе» вместе с представителями антитеррористической комиссии Ставрополья побывал в одном из районов края. Мы общались с разными людьми, но две встречи запомнились особо. О них и расскажу.

КНИГИ ПРО НЕВЕРНЫЕ ГОЛОВЫ

Почему не раскрываю район? Да и собеседники в моем повествовании безымянны. Это их условие: без имен и названий, иначе - никакого диалога! Пришлось согласиться. Хорошо, хоть позволили пользоваться диктофоном, а о фотоаппарате и речи даже не шло. И вот с секретарем краевой антитеррористической комиссии Игорем Аникеевым и секретарем районной АТК, 27-летним Эзизом (его имя тоже вымышленное, иначе будет известен район) въезжаем в маленький аул.

Три улицы. Жара и сильный степной ветер. Такой, что, когда выбрались из автомобиля и начали разговаривать с встречавшим нас Махмудом, слова моментально улетали прочь. Однако Махмуд вышел с синей пластиковой папкой, в которой были какие-то документы, и, по всей вероятности, собирался говорить с нами именно здесь, за воротами своего дома. Интересно, как он себе это представлял при такой-то погодке? Но мы вежливо напросились внутрь. С большой неохотой хозяин нас впустил.

Махмуду 43 года, круглое непроницаемое лицо с небольшой черной бородкой без усов. Взгляд недоверчивый и настороженный. Его сын, 18-летний Мусса, 2 года назад отправился в Египет. В Каире он получал знания в одном из старейших и престижных мусульманских духовных университетов. Многие выпускники вуза стали широко известны по всему миру. Однако есть разные точки зрения на эту альма-матер. Так, Аналитический центр Институт Гейстоун (США) опубликовал обзорный доклад о гонении на христиан в мусульманских странах в 2015 году. Автор доклада, американский востоковед-арабист и исламовед Раймонд Ибрагим, отмечал, что учебное заведение «...продолжает подстрекать к вражде и насилию против немусульман - «неверных».

Университет был изобличен в бесплатном распространении «книг», почти каждая страница которых, а в действительности, чуть ли не каждая строка заканчивается фразой: «не уверовавшим («неверным») - рубите головы!». Стоит добавить, что и в России к выпускникам этого духовного заведения тоже относятся с недоверием. И вряд ли кто-то из них (может, за редким исключением) займет место имама в мечети какого-нибудь населенного пункта. Тогда зачем едут? Не проще ли на родине получить духовное образование? Скажем, в Карачаево-Черкесии или Татарии, ведь там есть солидные исламские вузы. Мусса отучился 2 года на подготовительных курсах (некоторые знатоки утверждают, что для осваивающих арабский язык они длятся 9 лет и лишь потом начинается учеба непосредственно как студента).

МИР ПОСМОТРЕТЬ, ПОГУЛЯТЬ

В просторной комнате, сидя на диване, Махмуд перебирает те самые бумаги из той самой синей папки и периодически складывает их обратно. Эту процедуру он автоматически повторяет во время всего разговора. Видно, что не знает, как себя вести в нашем присутствии. Сильно волнуется, играя желваками. Общение продвигается с большим трудом. Спрашиваю: откуда пару лет назад в 18-летнем мальчишке вдруг возникло такое стремление к познанию религии? Почему, например, сын не пошел по стопам отца и не стал фермером? В ответ путаные рассуждения об общих вещах:

- Безусловно, заниматься фермерством он хотел, но появилось желание правильно понять каноны ислама. Пока молодой, на лету все быстро схватывает. Почему бы и нет? Человек может учиться везде, где ему вздумается. Да и мир надо посмотреть, погулять...


Если повезет, то можно учиться у правильного шейха. Но это если повезет.

Сам Махмуд получил образование в Георгиевском техникуме механизации сельского хозяйства и Ставропольском государственном аграрном университете. Трудился механиком в совхозе, мастером производственного обучения в средней школе. Ныне выращивает зерновые культуры. А Мусса с детства помогал ему в фермерском ремесле, умеет трактор водить и землю обрабатывать.

Я понимаю, что закрытость для диалога можно объяснить непростой ситуацией, в которой оказался Махмуд. Переживаниями и страхами. Дело в том, что сейчас его сын, Мусса, лежит в психоневрологической больнице. Так, во всяком случае, нам сказал фермер. Лишь на следующий день после поездки мы узнали, что парень во время нашего разговора прятался в соседней комнате. Теперь понятно, почему мужчина с большим трудом пустил нас в дом: видимо, опасался, что сын каким-то образом выдаст свое присутствие. И, наверное, не желал, чтобы мы задавали парню неудобные вопросы.

ВЕРСИЯ ЖЕСТКОГО НАПАДЕНИЯ

Ну а что за непростая ситуация? По словам фермера, Мусса серьезно пострадал в Египте. В апреле 2017 года он подошел к банкомату и снял деньги, присланные из России Махмудом. И тут на него напали неизвестные, сильно избили. Грабители забрали все: наличные, смартфон, ноутбук и другие вещи. Нападавших он не запомнил, они скрылись, и их ищет полиция.

Подобные случаи в Египте не единичны и, в частности, российские студенты являются легкой добычей для грабителей. Как свидетельствуют СМИ, были и нападения со смертельными исходами.

Мусса месяц провел в каирской больнице, не узнавал отца, дежурившего в палате, и перестал говорить. Именно по причине показавшейся подозрительной немоты, сотрудники египетской авиакомпании не пустили пострадавшего на борт, и Махмуду не удалось доставить сына домой. Сделал он это лишь через несколько недель, когда к парню стала возвращаться речь. На Ставрополье отец определил его в одну из краевых клиник. Нужно заметить, что нападение на Муссу в Каире, это легенда (а, может, быль), рассказанная его отцом. Однако спецслужбы проверяют и другие версии.

Допустим, ранение парня в боевых действиях в Сирии. Или избиение было связано с тем, что он узнал то, что не надо было знать, или стал свидетелем чего-то запретного. Ну, работа такая у спецслужб: проверять все возможные варианты. И основана она не на пустом месте, а именно на том, что Египет вообще и этот духовный университет в частности служат базой для вербовки и отправки террористического пополнения на войну в Сирию. В биографии Муссы есть непонятный нюанс: до сих пор неясны мотивы его самовольной поездки в Казахстан в возрасте 16 лет. Он тогда ни слова не сказал домашним и рванул в соседнюю страну. Зачем? Якобы в гости. Но что же это за «гости», когда отцу пришлось ехать и возвращать пацана обратно. И еще такой момент: Мусса является родственником главы одного из сельсоветов этого же района. Муниципальный руководитель, по информации правоохранительных органов, помимо своих непосредственных обязанностей, выполнял некую миссию - вербовал молодежь для ДАИШ (террористической организации, запрещенной в России). Глава сельсовета так же отправлял ребят вначале якобы на учебу в Египет, а оттуда молодые люди попадали в Сирию, в ряды бандитов и воевали против законного правительства этой страны.

Махмуд (который, к слову, после проведенных полутора месяцев в Каире стал молиться и отрастил бородку, чего раньше за ним не водилось) искренне верит, что обидчиков его сына полиция обязательно разыщет. Ну а пока не ведает, что будет дальше. Вот, дескать, была шумиха в СМИ о возвращении Багбекова. Кто знает, как обойдутся с сыном?

РАСХОДНЫЙ МАТЕРИАЛ

О причинах того возвращения ничего не известно. Если помните, 20-летний Рахман стал адептом нетрадиционного ислама и примкнул к сторонникам радикализма. Причина банальна: неудачи личностного роста и становления. Уехал за границу, но там тоже у него мало что получилось. И вот в один не прекрасный день он в каирской мечети попал в сети вербовщика международной террористической организации. Новый знакомый был максимально, даже чересчур, дружелюбен, всегда на связи и готов ответить на любые вопросы. Специалисты предупреждают: это первые признаки опытного вербовщика, который при всей, казалось бы, спонтанности происходящего, работает по четкому плану.

- Я с ним завел дружеские отношения, - признается Рахман, - общались, он мне помогал, звал к себе в гости, интересовался моими проблемами. Религиозные вопросы разъяснял. А уже у него дома он завел разговор насчет Сирии.

Надо обратить внимание, что сирийская тема возникла спустя некоторое время после начала знакомства. Это проверенный психологический прием: сначала стать своим для новенького в сообществе, помочь, поддержать. Затем - проявить максимальную степень доверия, пригласив к себе домой. И вот там, в расслабленной обстановке, когда эмоциональная связь установлена и новый знакомый не чувствует никакой потенциальной опасности, его можно просить о чем угодно. О поездке к «братьям» в Сирию, например.

Арабский язык для Багбекова так и остался чужим, но он начал изучать другую науку - минно-взрывное дело в тренировочном лагере ДАИШ: теорию и практику установки-маскировки взрывных устройств.


Террорист Рахман Багбеков признался, что боевики считали его пушечным мясом

- Мы были там вроде пушечного мяса, - откровенничал задержанный террорист на видеокамеру, - нас использовали как расходный материал.

Собственно, внимание силовиков Рахман привлек еще в январе 2015 года, когда выехал в Египет якобы для изучения арабского языка в исламском центре «Маркас» (Каир). В Россию «студент» вернулся 3 марта 2016-го, и его сразу же задержали сотрудники УФСБ по Ставропольскому краю. Через 2 дня против него завели уголовное дело за «прохождение обучения в целях осуществления террористической деятельности» (ст. 205.3 УК РФ). А 25 октября 2016 года Северо-Кавказский окружной суд в Ростове-на-Дону признал Багбекова виновным и приговорил к 15 годам лишения свободы с отбыванием наказания в исправительной колонии строгого режима.

Рахман - молодой, красивый и даже, на первый взгляд, стеснительный. Ему бы жить полноценной жизнью, растить детей, созидать. Ан нет - теперь у него другой путь, тюремный, на долгие годы. И все потому, что слишком уж доверчив и неопытен, позволил какому-то незнакомцу влезть к себе в голову и «установить» там вредоносную программу. Впрочем, в том-то и дело, что позволил.

Кстати, историй, подобных этой, да и других, поучительных, много в документальном фильме «Терроризм. За кадром». Это настоящая энциклопедия совершенных на Ставрополье актов устрашения со взрывами, захватом заложников, убийствами мирных граждан, начиная с 1991 года. Двухсерийная повесть о том, как спецслужбы и обычные люди справлялись с экстремистско-террористическим злом. Фильм можно посмотреть на официальном сайте антитеррористической комиссии Ставропольского края: www.atk26.ru.

«БОЯТЬСЯ НАДО ЗА СВОЕ СЕРДЦЕ»

После натянутого общения с Махмудом мы едем в другой аул, такой же жаркий и ветреный. В домике местной администрации нам организовали встречу с Азбаром. Ему 34, одет в светлые брюки и белую рубашку, на голове - мусульманская шапочка, из-под которой выглядывает сильная седина. Молодое лицо обрамляет довольно длинная, но редкая курчавая борода. Живые карие глаза смотрят изучающе, однако взгляд часто уходит в сторону или в пол. Голос тихий, с высокими нотками. Мы говорим с Азбаром почти два с половиной часа, и за это время он трижды наклоняется вперед, отодвигает стул дальше от нас и снова садится. Вроде бы мелочь, но видно, что мужчина подсознательно желает удалиться от собеседников, хотя и с удовольствием в подробностях повествует о своей жизни.

Родился и вырос он здесь же, после школы служил срочную в Чечне, в Наурском батальоне. Был водителем минометной батареи. Вернулся в аул и работал в милиции. Уволился, устроился по контракту в Вооруженные силы. По его словам, в роду «со времен Екатерины» все были военные. Снайпер, ветеран боевых действий, имеет контузии. Снова вернулся домой. Сельский имам предложил поехать учиться в татарский город Мамадыш, в филиал Нижнекамского медресе, и Азбар поехал. Ведь с 10 лет в местной мечети начинал учить арабский язык, наверное, сказались гены, заложенные по другой родственной линии, где дед был имамом. После Мамадыша постигал знания в медресе Тюмени. Через 4 месяца приехал в родной аул, женился. С супругой в 2010 году отправился в Египет.


Религиозное образование часто заменяется другим, далеким от ислама

- И хорошо, что уехал, в противном случае был бы боевиком где-нибудь в лесах с автоматом или снайперской винтовкой, - признается Азбар. - Ведь в то время много молодежи «сидело» на идеологии Саида Бурятского: тот складно говорил. Если помните, это участник террористических групп, салафитский проповедник и один из идеологов северокавказского вооруженного подполья, убит в марте 2010-го.

В Египте Азбару повезло с умными людьми. Они ему объяснили: надо выбросить из ноутбука и головы весь тот мусор, каким он забивал себе мозг. Не верить каждому «пророку», нахватавшемуся верхушек и проповедующему в интернете. А если хочешь приобрести настоящее понимание ислама, слушай мировых авторитетов, признанных учеными.

- Бояться надо за свое сердце, не впускать в него шайтана, - предупреждает Азбар. - Спецслужбы меня спрашивали, дескать, почему я из Египта не отправился в Сирию. Да потому, отвечаю, что у меня уже и жизненный опыт был в 27 лет, и начальные религиозные знания. А главное: я имел способность мыслить, анализировать и рассуждать, приобрел иммунитет от псевдопророков. Да еще и женился, осознав ответственность за семью. А пацанам в 17-18 лет там делать нечего, их сразу обработают «умельцы» и пошлют на верную смерть...

Азбар рассказывает, что в Каире важно, в каком ты районе живешь и какой у тебя наставник. Районы, как и шейхи, есть плохие и хорошие.


Религиозное образование часто заменяется другим, далеким от ислама

- Я жил в 10-м районе, и к нам вербовщики не цеплялись, так как прекрасно знали, что шейхи, у которых мы учимся, не жалуют экстремистов и террористов. А вот в 8-м районе, где было много чеченцев и дагестанцев, там другая идеология и оттуда много людей уехало в Сирию. В общем, как повезет. И еще мне известно, что те ребята, кто учится в Саудовской Аравии, поначалу не испытывают никаких трудностей. Их просто подсаживают на деньги, оплачивают учебу. Но потом деньги заканчиваются и - приходится их отрабатывать... в террористической организации. Такая технология.

ЧТО НАШЛИ В КРАЮ ДАЛЕКОМ?

Из Египта Азбар в очередной раз вернулся в свой аул - семье не подошли тамошние бытовые условия. Да одно только название, а не условия! Ветер дул постоянно, жаловался наш собеседник, и был такой силы, что никакие наши окна, наверное, не выдержали бы. В воздухе все время висела пыль, песок, дышать было тяжело, даже за четыре года пребывания в этой стране не привык. Вода грязная не только в реке, но и из-под крана, приходилось покупать дорогие американские фильтры, иначе - дизентерия и брюшной тиф обеспечены. У членов его семьи (к тому времени родились уже двое детей) были проблемы со здоровьем, однако лечиться простому человеку... жутковато. Азбар хоть и занимался торговлей, чтобы оплатить учебу и содержать близких, но на частную клинику у него денег все равно не хватало.

- А в городских медучреждениях даже в офисе под скамейками песок и грязь, - сетовал неудавшийся «египтянин». - Удручало еще и то, что общий уровень жизни там очень низкий. И уж когда в 2012 году пришли к власти «Братья мусульмане», то начался чудовищный разгул экстремизма и терроризма, для участия в котором вовсю вовлекались наши студенты. Словом, жизнь на родине, как он теперь убедился в сравнении, гораздо лучше.

Но что Азбар нашел в краю далеком? Четыре года прожито впустую, памятны лишь разочарования. Религиозная учеба? Так это только подготовительные курсы, и то не полностью. Духовного образования не получил, да, собственно, никакого у него нет. Как и профессии: ремонтирует сейчас мопеды, перебивается случайными заработками, выезжая в другие регионы на частные стройки. А детей-то уже трое!


Эти парни пустили в свое сердце шайтана

Похожая судьба и у пострадавшего в Каире Муссы. Что он приобрел? Инвалидность? А 2 года в Египте тоже не дали ему образования. Да он все это время, можно сказать, ходил по краю пропасти! Еще повезло, что вернулся домой живым. ВАЖНО!

Ловушки лжеидеологов

Помощник муфтия Ставропольского края Ибрагим-хаджи Гасанов говорит, что обращения в муфтият от желающих учиться за границей ему неизвестны. В основном, как он знает, людей туда привлекают через односельчан, родственников, знакомых и лже-идеологов. Ведь если делать это через официальное духовенство, тогда для тех же «лже» это будет минусом. Духовное управление мусульман разных республик само отбирает кандидатов для каких-то краткосрочных курсов.

- Те же, кто отправляется самостоятельно, да еще в страны с повышенной террористической опасностью, как правило, никаких связей с официальным духовенством не имеют, - говорит Ибрагим-хаджи Гасанов. - Видимо, их долго к этому готовят и обрабатывают разные интернет-вещатели. А мы поддерживаем отношения с Пятигорским лингвистическим университетом и Северо-Кавказским исламским университетом им. имама Абу Ханифы в Нальчике. Приведу пример из личной жизни. В 1993 году, после окончания средней школы, я собрался учиться в одной из арабских стран. Тогда, если помните, был сильный ажиотаж вокруг этого тренда: многие стремились уехать на Восток. Но мой старший брат обратился за советом в Духовное управление мусульман и спросил, в какую же из этих стран лучше отправиться. И там разъяснили, что я, дескать, еще молодой и у меня нет базовых знаний ислама. Поэтому меня быстро могут обработать и заставить примкнуть к экстремистской или террористической группировке. Я, естественно, не поехал и об этом не жалею, хвала Всевышнему...

Комсомольская Правда