ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

АНТИТЕРРОРИСТИЧЕСКАЯ КОМИССИЯ СТАВРОПОЛЬСКОГО КРАЯ

Терроризм.  За кадром.
Фильм 1

Терроризм.  За кадром.
Фильм 2

Звонок маме

Признаки

Что твое?

За последние полтора года на территории края зафиксировано 52 заведомо ложных сообщения о взрывах и других действиях, создающих опасность для людей.

СОРВАННАЯ КОНТРОЛЬНАЯ

Товарищ, с которым мы в июне 1995 года пережили нашествие банды Басаева на Буденновск и позже уехавший жить в Москву, как-то мне рассказывал: «Помню, в глазах потемнело. Трубка еще что-то говорила, но я уже не слушал ставший далеким голос классного руководителя моей дочери. Мгновенно воображение нарисовало в голове жуткую картину. И как я ни старался, не мог избавиться от видения. Надо было что-то делать. Причем срочно!

Очнулся и выскочил из дома. Пока ловил такси, переваривал услышанное: школа, где учится моя девочка, заминирована. Из стремительного потока мыслей я выловил одну и крепко уцепился за нее: это чья-то злая шутка. Но тут же в сознании выплыло мерзкое: «А вдруг правда?». И это последнее было намного сильнее, поскольку я на собственном печальном опыте знал, что такое терроризм и кто такие террористы.

Возле школы толпилось и волновалось огромное количество народу: учителя, школьники, директор. Истерично визжали и перемигивались проблесковыми маячками спецавтомобили: «Скорые», пожарные и милицейские (это был 2004 год. - Авт.). Классный руководитель сообщила, что сейчас здание проверяют кинологи с собаками. А всех учеников перед этим удалось быстро вывести из помещений. И тут я увидел дочку.

Мне показалось, что она, в отличие от многих ее сверстников, восприняла происходящее всерьез: в глазах стояли слезы. Да, я рассказывал ей о нападении банды Басаева на Буденновск. И что бывает во время терактов. Подробно. Мы бросились друг к другу, обнялись. Она уткнулась мне в плечо и зарыдала: «Это не война, папа?». Я прекрасно понимал чувства товарища. Да, в тот раз пронесло.


В День солидарности в борьбе с терроризмом школьники Ставрополья отдадут
дань памяти погибшим в Беслане

Выяснилось, что два школьника додумались подобным образом сорвать контрольную по математике. Пошутили. Позвонили директору и сказали, что рванет. Невероятно, но это произошло за несколько месяцев до реального захвата школы в Беслане. Страшно, что сейчас это становится банальностью - решать какие-то свои мелкие делишки угрозой взрыва или теракта. Нам что, другого драйва в жизни не хватает? И ведь неизвестно, когда успокоятся нервы, забудется этот кошмар и когда заживет рана, полученная от пережитого стресса. Заживет ли?

Спросите медиков, и они вам поведают, что сильные психологические травмы дают о себе знать самым неведомым образом и время их проявления не регламентировано. То есть когда и как «рванет» в судьбе всех переживших такой вот телефонный звонок - неизвестно.

АКТУАЛЬНАЯ СТАТЬЯ

Есть еще и другой нюанс. Во время подобных фальшивых сообщений на конкретный объект отвлекаются немалые силы и тратятся серьезные финансовые средства различных служб. И ведь не исключено, что именно в эти самые минуты кому-то как раз и требуется срочная помощь! Как же объяснить этим несведущим и заблудшим, что такие звонки - вовсе не шутки, а серьезное преступление? Которое, кстати, оформлено во вполне реальную статью Уголовного кодекса РФ под номером 207 - «заведомо ложное сообщение об акте терроризма».

Другими словами, если вы кому-то звоните и врете о готовящемся взрыве, поджоге или иных действиях, создающих опасность гибели людей, причинения значительного имущественного ущерба или наступления каких-то общественно опасных последствий, то будете наказаны законом. Какое же наказание предусмотрено? По части 1, к сожалению, в некоторых случаях это штраф (в принципе, законодателям можно было бы и пожестче отнестись к подобным поступкам, ведь сия мера не является действенным инструментом исправления). Ну так вот, придется отдать государству до 200 тысяч рублей или полуторагодовую зарплату (либо поделиться каким-нибудь другим доходом за это же время).

Впрочем, если суд решит, то можно не деньгами, а трудом - обязательными работами до 480 часов или исправительными от 1 года до 2 лет. Но могут и ограничить свободу до 3 лет, либо принудить работать также до 3 лет. А то возьмут и арестуют от 3 до 6 месяцев или уж вообще лишат свободы на срок до 3 лет. Интереснее, на мой взгляд, выглядит ч. 2 ст. 207 УК РФ: те же деяния, повлекшие причинение крупного ущерба, либо наступление других тяжких последствий (крупным признается ущерб, сумма которого превышает 1 млн. руб.). Тут и штраф посерьезнее - до 1 миллиона рублей. Или придется расстаться с собственной зарплатой (иным доходом), которая будет капать в госказну от 18 месяцев до 3 лет. Либо уже совсем по-взрослому: по второй части статьи суд может лишить «звонаря» свободы на срок до 5 лет.

И здесь очень важно знать, что уголовная ответственность за подобного рода преступления наступает с 14 лет! К слову, за рубежом телефонных террористов наказывают более строго. Так, в странах СНГ за анонимные угрозы лишают свободы на срок от 3 до 5 лет, а в США незадачливые шутники могут сесть за решетку на полвека!

«БДИТЕЛЬНЫЕ» ГРАЖДАНЕ

Телефонные террористы делятся на несколько категорий, в числе которых: пьянчужки и наркоманы, неадекватно воспринимающие реальность, люди с психическими отклонениями и дети. Да, к сожалению, «наше светлое будущее» находится в одном ряду со взрослыми. Несколько примеров того, как дяди и тети терроризируют мирных обывателей в краевой столице, привела заместитель начальника отдела дознания отдела полиции № 3 Управления МВД России по Ставрополю подполковник полиции Татьяна Ельникова.
 

Анализ обстановки, связанной с сообщениями о ложном террористическом акте,
свидетельствует о ее сложности и напряженности
 
Некто Сергей сильно «набрался» на посиделках в общежитии у друга: водку смешивали с вином. Через пару часов вышел в коридор подышать свежим воздухом, то есть покурить. Затянулся, и тут вдруг захотел позвонить в «Службу спасения». Позвонил и сказал, что в течение ближайшей недели на территории Ставрополья произойдет теракт. Где и какой - не уточнил: думайте, мол, ищите. Его нашли и задержали блюстители порядка. Правосудие оценило звонок с мобильника в 1 год 2 месяца лишения свободы условно. Так Сергей приобрел судимость, хоть и раскаялся в содеянном.

Или вот еще. 44-летний Михаил Васильевич пришел в одну из больниц города и обратился в диспансерное отделение с просьбой госпитализировать его. Мужчину направили к дежурному врачу, а тот дал направление в приемное отделение. Но пришлось ждать своей очереди. А поскольку Михаил Васильевич перед походом в лечебное учреждение употребил спиртное, его сморил Морфей прямо на кушетке в коридоре. Проспав около часа, добровольный пациент открыл глаза и сразу же запросил аудиенции у врача. Персонал вежливо ответил, что теперь надо подождать доктора, если уж очередь прошла. И это оказалось последней каплей терпения для Михаила Васильевича: достав из кармана сотовый телефон, он позвонил в… приемную краевого УФСБ. Почему - до сих пор не понимает, но дежурному рассказал, что в больнице, где сейчас находится, заложена мина. Представился доброжелателем и отключил трубку. За такое «доброе» дело на него завели уголовное. А затем суд отмерил 1 год ограничения свободы.

Ну или вот последний случай, произошедший в начале мая нынешнего года. Многоэтажка в Ставрополе на улице Рогожникова. 31-летняя Анна уже 3 дня гуляет в краевой столице. Приехала из села, сняла квартиру посуточно, позвонила другу Виктору и пригласила его в гости. Чуть позже к веселой компании присоединилась подруга Юля. Пили, шумели. Но днем же! Однако это не всем нравилось, потому как сосед из квартиры рядом стал тарабанить в стену. Не отреагировали: пили, шумели. Тогда настырный сосед стал стучать в дверь. Анна крикнула ему в замочную скважину, дескать, если тот не прекратит, она вызовет полицию! Пили, шумели. Сосед снова стучал в стену и дверь. Прошло около трех часов. Ничего не изменилось. За исключением того, что друг вырубился и заснул, а подруга от выпитого уже была «никакой».


Различные службы стали чаще принимать звонки телефонных террористов

Впрочем, нет, изменения все же произошли: Анне надоело наглое вмешательство в ее личную жизнь. Она набрала телефон «Службы спасения» и сообщила дежурной, что в жилище, в котором находилась сама (поскольку не знала номера квартиры соседа), какой-то мужик закладывает бомбу. И надо бы приехать побыстрей, не то взорвется весь дом! Приехали очень быстро. Все, кому в таких ситуациях положено: следственно-оперативная группа и наряды полиции, экипажи спасателей и пожарных, бригада «Скорой» и, конечно, кинолог со служебной собакой. Однако Анну почему-то столь представительный визит не обрадовал: она решила выгнать правоохранителей, а когда те призвали нетрезвую даму к порядку, стала сопротивляться и устроила скандал. К счастью, эвакуировать жильцов многоэтажки не пришлось. Анна довольно скоро созналась: да, понимала, что передает ложную информацию и своими действиями может дезорганизовать работу многих органов и служб. Но она, дескать, была в состоянии алкогольного опьянения и о-о-о-чень зла на соседа из расположенной рядом квартиры. В общем, надеялась, что все обернется не так серьезно. Однако ошиблась: в отношении «бдительной» женщины возбуждено уголовное дело по ст. 207 УК РФ.

ПЕРЕКВАЛИФИЦИРОВАННАЯ ЧАСТЬ

Анализ обстановки, связанной с сообщениями о ложном террористическом акте, анонимными угрозами совершения террористических и экстремистских акций, свидетельствует о ее сложности и напряженности. Так говорят в Управлении ФСБРоссии по Ставропольскому краю. По-прежнему объектами устремлений телефонных террористов остаются органы государственной власти, лечебные и учебные заведения, объекты транспортной инфраструктуры, предприятия различных форм собственности и жилые помещения. За период с 2016 года и по настоящее время на территории края зафиксировано 52 телефонных сообщения о терактах.

На основании материалов, переданных чекистами в органы дознания ГУ МВД России по СК, возбуждено 34 уголовных дела по ч. 1 ст. 207 УК РФ. И вот что важно! Сотрудники Федеральной службы безопасности разработали и внедрили алгоритмы действий по наращиванию правоприменения ч. 2 ст. 207 УК РФ, принесшие результаты в 2017-м. Если подробнее, то давайте вспомним нашумевшую в прошлом году историю с практически одновременным «минированием» нескольких медицинских учреждений Ставрополя.

24 ноября атаке телефонного террориста подверглись: «Ставропольский краевой клинический консультативно-диагностический центр», «Краевой клинический противотуберкулезный диспансер», «Клиническая поликлиника № 6 г. Ставрополя» и «Хозрасчетная краевая консультативно-диагностическая поликлиника». На все места возможного совершения терактов выезжала оперативная группа полиции. После эвакуации посетителей, медицинского и рабочего персонала учреждения были тщательно осмотрены, но взрывных устройств не обнаружено.

Правоохранители сработали профессионально, четко и быстро - они установили, что звонившим являлся Максим Попович, уроженец села Татарка Шпаковского района. В том же селе его и задержали. В ходе допроса мужчина дал признательные показания, и в отношении Попович было возбуждено уголовное дело по ч.1 ст. 207 УК РФ. Но когда сотрудники УФСБ России по СК провели оперативно-розыскные мероприятия, то выяснили, что житель Татарки нанес экономике региона ущерб в сумме 1 млн. 423 тыс. 665 рублей! Ведь из-за его преступных действий осуществлялась массовая эвакуация людей. Представляете, сколько посетителей во всех этих учреждениях?! А сколько из них больных, плохо передвигавшихся, нуждавшихся в экстренной помощи?! Кроме того, были приостановлены десятки жизненно важных операций! Ну а поскольку нанесенный ущерб превысил 1 млн. рублей, то УМВД России по Ставрополю на основе переданных от коллег из УФСБ России по СК материалов, переквалифицировало уголовное дело в отношении Попович с части первой на часть вторую ст. 207 УК РФ. А по ней, как мы знаем, суд может впаять и 5 лет лишения свободы.

В пресс-службе Управления ФСБ России по Ставропольскому краю сообщили также следующую информацию. Анализ количества анонимных звонков и контингента лиц, их совершивших, заставляет сделать вывод, что в 2017 году большая часть телефонных террористов находилась в алкогольном либо наркотическом опьянении. И главное - отмечается очень нехорошая тенденция. Растет число анонимных звонков с угрозами совершения террористических актов от несовершеннолетних, учащихся средних, специальных и высших образовательных учреждений.


Во время фальшивых сообщений на объект отвлекаются немалые силы

А потому необходимо усилить разъяснительную работу среди учащихся образовательных заведений и их родителей. «На пальцах» растолковывать подрастающему поколению, что подобные действия недопустимы и несут только зло, да и наказание за такие «шуточки» неотвратимо. Ведь все равно звонившего вычислят!

ВАЖНО!

«Терроризм. За кадром»

3 сентября, начиная с 2005 года, в стране традиционно отмечается особая дата - День солидарности в борьбе с терроризмом. Она связана с трагическими событиями, произошедшими в Беслане. В этом году во всех образовательных организациях Ставрополья со 2 по 4 сентября пройдут тематические часы и «круглые столы» по профилактике экстремизма и терроризма. Ребята ознакомятся со сборниками, сценариями и видеороликами. Посмотрят документальный фильм «Терроризм. За кадром». К слову, имеется заключение специалистов ГБОУ «Краевой психологический центр», в соответствии с которым фильм рекомендован для просмотра детьми старшего подросткового возраста с проведением подготовительной беседы и последующим его обсуждением с учетом возрастных особенностей развития.

Министерство образования и молодежной политики СК направило письмо в адрес руководителей органов управления образования администраций муниципальных районов и городских округов Ставропольского края. В послании говорится, что педагогическим составам необходимо провести информационно-разъяснительную работу с обучающимися и родителями об ответственности за заведомо ложное сообщение об акте терроризма, а также объяснить ребятам, чем может обернуться участие в незаконной агитационной деятельности. В минобре подчеркивают, что вопрос профилактики экстремизма и терроризма стоит на особом контроле ведомства.

 Комсомольская правда